Дневной архив: 28.06.2018

Украина на грани дефолта?

дефолт К концу бюджетного периода международные резервы Украины снизились до пугающей отметки, а очередной порции валюты от МВФ по графику мы не получили.

Во вторник Кабинет Министров наконец-то подал в Верховную Раду проект государственного дефолта, в международных резервах у нас было $15 млрд. По оценкам Павла Ильяшенко, старшего экономиста AYA Capital, к концу 2014 года, скорее всего, останется около $8 млрд, из которых $3 млрд могут обладать качеством высокой Международного валютного фонда $7,441 млрд в рамках программы stand by, одобренной руководством Фонда. Первый транш в размере $3,2 млрд Украина получила в мае, второй ($1,39 млрд) — в сентябре. Однако с очередным траншем, который должен был поступить в декабре, МВФ не спешит из-за того, что обещанные украинским правительством реформы никак не удается воплотить.

Таким образом, по словам министра финансов Наталии Яресько, только приятие налогового и бюджетного пакета в Раде до 26 декабря, дает шансы на получение очередного транша МВФ в размере $3 млрд в начале января 2015 года.

«Как бы там ни было, МВФ — это все же благотворительная организация, его цель — заработать на кредите», — говорит Владимир Вахитов, профессор Киевской школы экономики. МВФ дает кредиты под реформы, и просто так нам денег больше никто не даст. По словам Вахитова, у Фонда нет такой необходимости спасать Украину, в отличие от той же Греции.

На 2015 год программа предусматривает предоставление четырех траншей по 1,372 млрд SDR ($2,126 млрд) в марте, июне, сентябре и декабре. Таким образом, в 2015 году Украина сможет получить $8,504. Однако и этого недостаточно — по подсчетам Кабмина, потребности страны в финансировании составляют $15 млрд к началу 2016 года.

Еврооблигации

Скорее всего, чтобы добрать недостающее финансирование, правительство будет пытаться занять под еврооблигации, считает Вахитов, но и тут окно возможностей сужается. Украинские суверенные облигации явно непривлекательны для инвесторов (к 25 декабря доходность суверенных облигаций, деноминированных в долларах с погашением в сентябре, 2015 достигла 61%).

Напомним, международное рейтинговое агентство Standard&Poor»s неделю назад понизило суверенный рейтинг Украины до уровня «ССС-» с «ССС» присвоив рейтингу негативный прогноз. По шкале S&P это указывает на «высокую на данный момент подверженность кредитным рискам; финансовые обязательства могут быть выполнены при наличии благоприятной деловой, финансовой и экономической конъюнктуры». А этого у нас, увы, в ближайшее время не предвидится.

«Когда доходность ближайшего выпуска суверенных еврооблигаций превышает 50% — это значит, что рынок уверен в неизбежности реструктуризации долга, — поясняет Павел Ильяшенко. — Однако, украинский рынок еврооблигаций не столь эффективен, чтобы этот «сигнал» рынка стоило воспринимать, как неизбежность».

Путинские евробонды

Поднимая вопрос об опасности дефолта, чаще всего говорят о возможности дефолта по части обязательств, в частности, по российским займам. По мнению Илларионова, Россия — агрессор, и она не упустит возможности ударить по экономике Украины, прежде всего, воспользовавшись тем, что Украина имеет перед ней долги.

Речь идет о тех самых $3 млрд займа, который был предоставлен правительству Азарова в конце 2013 года через выкуп евробондов и срок погашения которого наступает, соответственно в декабре 2015 года. «Дискуссии о том, что РФ может потребовать досрочного погашения идут уже несколько месяцев, но, видится, что и эта ситуация может быть разрешена политически», — считает Станислав Шишков, директор биржи «Перспектива».

Глава Минфина Наталия Яресько уточнила, что Киев не ведет переговоров с РФ о возможности реструктуризации этих еврооблигаций. Как пояснил Владимир Вахитов, с российским займом не все так просто для самой России, и если бы она могла потребовать досрочного погашения, то уже давно сделала бы это, учитывая специфику отношений между двумя странами. По словам экономиста, в данном случае РФ ограничена условиями контракта, в котором четко прописано, при каких обстоятельствах Путин получит такое право. «Другой вопрос, что к этой границе мы уже подходим вплотную», — говорит Вахитов.

Если мы переступим черту

Если запланированный пакет реформ принять не успеют, резервы сократятся до недопустимых показателей, а сальдо платежного баланса не станет положительным, мы, конечно, рассчитаться по долгам не сможем. В таком случае начнутся долгие и тяжелые переговоры о реструктуризации существующего долга пока не возобновится внешнее финансирование.

Андрей Илларионов, рассуждающий о такой перспективе, особенно драматичен: «Это стоит определенных денег, реструктуризация проводится по более высоким ставкам и с более деструктивными условиями, при этом общая сумма долга не уменьшается, а увеличивается. Это ведет к снижению курса нацвалюты, как следствие — ускорение инфляции и снижение финансирования важнейших отраслей».

Но, как отмечает Вахитов, дефолт дефолту рознь — если речь идет о кассовом разрыве, мы сможем закрыть его с очередным траншем МВФ. А получение его неизбежно, уверен руководитель аналитического подразделения группы ICU Александр Вальчишен. По его словам, гораздо важнее выровнять график этих траншей и не провоцировать задержки, которые мы наблюдали в текущем году.
Судьба госдолга
По словам Павла Ильяшенко, проблема украинского госдолга — низкая эффективность заимствований в последние 5 лет: средства были потрачены на сохранение статус-кво, который сохранить невозможно. В результате, рост долговой нагрузки не привел к экономическому росту, что вызвало стремительный рост стоимости обслуживания долга к ВВП и соответственно к расходам бюджета: «иными словами, проблема не в долге, как таковом, а в способах использования средств и ошибках экономической политики».
Так или иначе, несмотря на все объективные сложности, у государства достаточно решимости, а у поддерживающих Украину стран и международных финансовых организаций достаточно возможностей, чтобы полномасштабного дефолта не допустить, считает Станислав Шишков. Это подтверждается тем, что парламент, в результате давления правительства, или осознавая необходимость преобразований, сделал первый и крайне важный шаг, проголосовав в первом чтении за реформу межбюджетных отношений, налоговую реформу и налоговый компромисс.